Печать

 

глава первая

Мой путь к Воттоваара начался три года назад. Да-да, именно три года назад, когда я заинтересовался горой всерьёз. Перечитал всю информацию, которую смог отыскать на просторах интернета, но, чем больше читал, тем больше было непонятного. Один источник гласил, что гора Воттоваара является местом Силы. Другой уверял, что это культовое место древних саамов, где они совершали свои обряды и жертвоприношения. Третий источник нагонял мистики тем, что в сейды (гигантские камни) заключены души умерших саамских шаманов, что на ней находится портал для перехода в другие Миры, и вообще гору облюбовали НЛО, и что на горе нет никакой живности кроме мошки и комарья, а дикий зверь обходит её стороной.

Энергии горы губительны для людей неподготовленных и непосвящённых. Гора мёртвых деревьев и живых камней. Другими словами Смерть-Гора да и только! Причём многие источники дают именно такой перевод древнесаамскому названию горы Воттоваара.
Я как человек интересующийся решил, что пришло время сходить на гору и во всём разобраться самому. 

глава вторая

Пассажирский поезд N350 Санкт-Петербург - Костомукша поджидал меня на 8-м пути Ладожского вокзала.
Проводник, вальяжный молодой парень с хвостиком на макушке, внимательно, возможно даже с подозрением, посмотрел на меня, затем в паспорт. Вероятно его смутила моя гладко выбритая физиономия на фото и чёрная борода на оригинале. Я поинтересовался, всё ли в порядке?
Проводник отвёл глаза и промямлил, что возможно перед Костомукшей, дополнительную проверку документов будет осуществлять пограничный контроль и протянул мне паспорт. Я ехидно оскалился во "все тридцать шесть" и утонул в чреве вагона.
Попутчики по купе, мужчина и двое парней лет двадцати, оказались людьми крайне спокойными и немногословными. Как только поезд тронулся, старшак залез на верхнюю полку и засопел, а молодёжь ушла с головой в интернет. Я же решил "нагулять жирок" и стал раскладывать на столике свои харчи - вкуснейшую ароматную грудинку с чесноком, лаврушкой и перчиком, отварные яйца, хрустящие пупырчатые огурцы и свежайший пшеничный багет. От всех этих ароматов (судя по активизации пассажиров) слюноотделение началось даже в соседних купе, народ распаковывал свои собойки и уплетал их за обе щёки, запивая чаем из фирменных стаканов с подстаканниками.
Закончив обед , я стал делать заметки в электронном блокноте.

 

глава третья

На станцию Гимольская (ударение на "И") поезд прибыл в 3.17 утра, точно по расписанию.
Проводник, с хвостиком на макушке и красными от недосыпа глазами, отворил мне дверь и что-то промычал на прощание. Я кивнул в ответ и вышел в туман. Вопреки ожиданию, перрона не было, то есть не было вообще! Вместо асфальтового покрытия под ногами пружинил торфяной грунт в перемешку с асфальтовой крошкой и гравием. Осмотревшись, увидел, как из тумана материализуются человеческие фигуры с рюкзаками, уверенно шагающие в направлении головы поезда. Вокзал там, понял я, и потопал туда же.
У белого оштукатуренного здания, с вывеской " Станция Гимольская", стояло три автомобиля, видавшие виды УАЗ " буханка" и две "Нивы". Тут же кучковался народ с рюкзаками и трое взрослых мужиков в потёртых " горках" и разномастных камуфляжах. Проводники - определил я. Я подошёл к одному из них, тому, что стоял ближе и представился. Он спросил : Пароль - белая Нива?
Я слегка опешил, ни пароля, ни отзыва мне не сообщили. 
"Штирлиц ещё никогда не был так близок к провалу" - вспомнился мне голос Капеляна из известного фильма.
Увидев, что пароль мне не известен, мужик ободряюще улыбнулся и спросил : - К Сергею?
Я облегчённо кивнул.
- Сергей,- представился мужик и протянул руку.
Я пожал его крепкую натруженную ладонь, а сам подумал : Что не рожа, то Серёжа...
В этот момент проводника окликнули по имени и я обернулся на голос. Позади меня стояла довольно колоритная троица. Три очень взрослых, "сильных и независимых" девушки "45 плюс".
Я вспомнил, что " срисовал" их ещё на Ладожском вокзале, ибо не обратить на них внимание было не возможно. Одна из них, с фигурой самбиста, в британском пустынном камуфляже и берцах типа "Калахари", судя по всему была главной. Держалась она очень уверенно, по-хозяйски . Штаб-сержант - подумал я.
Вторая, долговязая, с явно выраженными признаками сколиоза и в огромных очках. Третья, невысокого роста, своей комплекцией напоминала матрёшку.
Все они, как-то странно, пялились на меня.
Штаб-сержант глядя мне в глаза, спросила : - Вы, тоже с нами?
Я ответил, что нет и вообще "я гуляю сам по себе". Она посмотрела на меня с недоверием : -Так Вы, ходите один?
Я утвердительно кивнул.
Тут в наш диалог вмешался проводник Сергей Леонтьевич и объяснил, что отвезёт меня в гостиницу к Сергею, а потом доставит их к горе.
Штаб-сержант презрительно хмыкнула и дала команду своим спутницам готовить чай.

глава четвёртая

Белая Нива петляла по узким улочкам и закоулкам посёлка в предрассветной мгле. За стёклами авто мелькали дома и покосившиеся, а кое-где завалившиеся до самой земли заборы.
Посёлок Гимолы (ударение на "И") оказался довольно большим. Со слов проводника, в старые добрые времена, в нём проживало пять тысяч человек. Но за годы прошедшие с развала Союза, развалилась инфраструктура, не стало работы, школы закрылись и народ стал разбегаться в поисках лучшей доли. Разруха и безнадёга...
У большого деревянного дома, в двух окнах которого горел свет, проводник притормозил.
-Приехали!
Я вышел из пропахшей бензином машины, забросил рюкзак за плечи и побрёл за ним во двор. 
Хозяин "гостиницы" встречал нас у крыльца. 
Рослый, поджарый мужик лет пятидесяти, может немного старше. Со следами чрезмерного употребления алкоголя на лице, перебитым носом, большими красными кулаками и в заношенной футболке "эверласт". В дни своей лихой юности и молодости, он наверняка имел успех у противоположного пола. Юным девам нравятся хулиганы, а Сергей Вадимович скорее всего был таковым.
Мы пожали руки и вошли в коридор.
-Разувайтесь здесь, вот тапки, - он указал на тапки в углу.
Я разулся и вошёл в дом. Чисто и аккуратно. Мне понравилась атмосфера жилища и я понял, что не прогадал. Хозяин показал мне комнату, уточнил, что бельё свежее и пожелав хорошего отдыха удалился.
Я проснулся в полдесятого без будильника, посетил деревенский туалет, ополоснулся в протопленной с вечера бане, причём обратил внимание на одну интересную деталь, на полке (ударение на " Е") стояло блюдце с несколькими кусками сахара и печенюшками. Я мысленно улыбнулся - Банного духа здесь почитают. Это у нас, там, в больших городах забыли, что параллельно с нами существует множество Миров, а здесь, в глуши, традиции чтят, живут в ладу со всеми - и с людьми, и с духами. Позавтракав с аппетитом, наполнил фляги водой из ведра и стал ждать проводника.
Проводник появился ровно в одиннадцать, как и договаривались. Попрощавшись с хозяином, я закинул рюкзак в багажник и уселся рядом с водителем. 
- Поехали! - весело сказал Сергей Леонтьевич.
Машина резво побежала к горе.

глава пятая

Всю дорогу Сергей Леонтьевич болтал без умолку. Я узнал, что он уроженец этих мест, служил в ПВО на Украине, после демобилизации подался в город, но не смог там жить - тянуло к спокойной сельской жизни. Валил лес, промышлял охотой и сбором грибов-ягод, поэтому и вышел на пенсию в пятьдесят - за особо тяжёлые условия труда.
Я поинтересовался "чертовщиной" творящейся в здешних местах. Проводник посмотрел на меня с улыбкой и сказал, что болтают всякое, но лично он, ни снежного человека, ни других мистических персонажей не встречал. Правда, как-то давно, видел два странных светящихся объекта в небе, "похожие на карету" (цитирую проводника) и больше никаких чертей. 
- Да ещё попы приезжали, в рясах, - продолжал Сергей Леонтьевич, - крест ставили, кадилом махали, святой водой гору окрапляли, всё говорили, что место не чистое.
Так тот крест сожгли, ага, под чистую. Потом снова приехали, другой крест поставили, так его порубили, то ли на дрова, то ли с умыслом...
- Вообще,- продолжал Сергей Леонтьевич, - у кого какие тараканы в голове, таких он и видит.
Через час ноль пять, наше авто притормозило у горы. То, что я увидел, абсолютно не вязалось с моими представлениями об этом месте. Вместо массивного каменного подножия, передо мной начинался обычный, крутой земляной склон, с углом примерно в семьдесят пять градусов, не меньше, поросший кустарником и деревьями с вкраплениями гранитных камней, переплетённых причудливыми узорами из корней.
Припарковав машину, проводник подошёл к началу тропы и кивнул головой в сторону подъёма:
- Пошли.
Я отметил по компасу "точку входа" - 180 градусов северо-запад, забросил рюкзак за плечи и ровно в двенадцать пятнадцать ступил на гору.

Глава шестая

Первую ступень я преодолел с полным напряжением сил. Спина под рюкзаком взмокла от пота, в лёгкие впились тысячи раскалённых иголок и сердце выдавало бешенный ритм.
-Отдохнём, - сказал проводник усаживаясь на камень, - это нормально, сейчас откроется второе дыхание и пойдём на Вторую ступень.
Я поинтересовался сколько их всего, этих ступеней.
-Две,- улыбнулся Сергей Леонтьевич, - дальше пойдёт плавный подъём.
Сидя на камне я вспомнил армейскую службу, учебку сержантского состава ВДВ в Гайжюнае и Е(б)ун-гору, которую мы, восемнадцатилетние пацаны, брали штурмом каждый день по нескольку раз, в полной выкладке, с оружием и с РД наполнеными мешочками с песком. Захлёбываясь трёхэтажным матом мы упорно шли, ползли, карабкались вверх, преодолевая себя, с "боем" захватывая высоту.
Именно так закаливается характер и отрабатывается боевая слаженность подразделения.
Именно так рождается Боевое Братство.
Через пот, через боль, через кровь.
Если, кто смотрел фильм "9 рота", наверняка вспомнит подобный сюжет.
Тяжко было, но мы всё выдержали, всё преодолели.
Надо идти - Никто, кроме нас!
ВДВ - вперёд!
Я решительно поднялся и пошёл на штурм Второй ступени.
На удивление, Вторую ступень я преодолел значительно легче. Возможно моя психологическая настройка сработала. Без отдыха мы двинулись к вершине.

глава седьмая

Вот, что нам говорит о горе Википедия :
Во́ттова́ара — скальный массив, Западно-Карельской возвышенности на территории Суккозерского сельского поселения, в юго-восточной части Муезерского района, в центральной части Республики Карелия.
Гора расположена в 20 км юго-восточнее посёлка Суккозеро, в 35 км северо-восточнее посёлка Гимолы и в 40 км к юго-западу от крупного озера (водохранилища) Сегозеро. Воттоваара — наивысшая точка Западно-Карельской возвышенности — 417,3 м над уровнем моря. Площадь горы 6 кв. км. Воттоваара представляет собой кряж, вытянутый в субмеридиональном направлении приблизительно на 7 км, разбитый многочисленными разломами, возможно обновлёнными в послеледниковое время.
Воттоваара — загадочное место, которое не входит в стандартные туристические маршруты. Гора хранит в себе множество тайн — это многочисленные "сейды", деревья причудливой формы, каменный бассейн, "мертвая" тишина и особенная таинственная атмосфера.

Мы не спеша продвигались по тропе, иногда останавливаясь у какого-нибудь знакового камня.
Сергей Леонтьевич подробно рассказывал о нём и предлагал сделать фото. Слушал я его с интересом, а вот фотографироваться отказывался, потому как не люблю.
За три часа на горе, мы обошли основные достопримечательности:
Шаман-камень, голову гуманоида, амфитеатр, каменный бассейн или колодец, как его иногда называют и десятки других камней. Периодически я делал фото заинтересовавших меня сейдов или деревьев.
Надо сказать, что виды окружавшие меня, поражали своей угрюмой красотой. Тут Мать-Природа постаралась на славу. Я радовался, как ребёнок. На душе было светло и спокойно. Вот оно Счастье!
Крайним пунктом моей экскурсии, стала наивысшая точка горы - отметка 417,3 метра над уровнем моря. Здесь я поддался на уговоры проводника влезть на сейд, на котором меня и запечатлели для семейного фотоальбома.
И лишь один артефакт я не смог увидеть, "лестница в небо" находится в паре километров от отметки 417,3, но путь к ней лежит через заболоченный участок местности, а о том, что с собой нужно брать резиновые сапоги, меня не предупредили.
Этот факт меня ничуть не расстроил, я решил, что схожу туда в ближайшую поездку.
Распрощавшись с проводником я стал искать место для стоянки.
К счастью это не заняло много времени. Я нашёл то, что хотел, то о чём мечтал несколько месяцев.
На гранитной плите стоял огромный сейд, а рядом с плитой, небольшой участок земли, для установки палатки. Моя душа возликовала.
- Слава РОДным Богам! У-РА!
На установку палатки ушло несколько минут, все действия давно отработаны до автоматизма.
После чаепития, я решил изучить окрестности, в надежде обнаружить, что-нибудь интересное.
Люблю ходить один. Никто не отстаёт, никто не подгоняет. Ты выбираешь темп и идёшь, идёшь, идёшь. В одиночных походах есть своя прелесть. Тебя наполняет ощущение свободы и независимости.
Эх, воля-вольная!

глава восьмая

Побродив по окресностям я вернулся к стоянке и занялся приготовлением ужина, хотелось пораньше лечь спать, потому что в предыдущую ночь выспаться не удалось, да и какой сон в поезде?
В купе душно, тесно, и мысли разные не дают уснуть, снуют в мозгу, как народ в метро. 
В так называемой гостинице, у Сергея Вадимовича, тоже толком не отдохнул, в половине пятого лёг, в половине десятого поднялся. Это не сон, так, имитация.
На завтрашний день, девятое августа, у меня была запланирована особая программа - 
до обеда сбор материала, а вечером, ближе к полуночи, торжественное бдение посвящённое моему юбилею. Хотелось свой пятидесятый День Рождения встретить сидя у сейда, в созерцаниии ночного неба и думах о "житии моем".
Пятидесятилетие очень важный рубеж в жизни человека, происходит своеобразная перезагрузка, перерождение. Ты уже ДРУГОЙ.
Твоя жизнь разделена на "до" и "после".
И поэтому, каждый новый день, после пятидесяти, нужно воспринимать, как беЗценный Дар Судьбы.
Каждый новый день нужно проживать, как последний...
Мои мысли прервал мужской голос:
- Добрый вечер!
Я обернулся. Метрах в пятидесяти от моей стоянки, на берегу мраморного озерца стоял мужчина в "горке". Я приветствовал его в ответ. 
Вообще в тайге, на островах, в горах, принято здороваться с каждым встречным. Это своеобразная этика. Как правило, бродяги и отшельники, люди воспитанные и в случае нужды готовы оказать посильную помощь. И это замечательно. В больших городах это уже не работает. Говорю не просто ради красного словца, были тому примеры. Допустим лежит человек на асфальте, рядом пивная банка. А на улице октябрь, моросит дождь, холодно. Народ идёт с работы, все спешат домой и лежащего "алкаша" стараются не замечать. Кому нужны эти проблемы?
Подхожу, переворачиваю, а у парня эпилепсия, пена изо рта. Тут ко мне на помощь пришёл молоденький парнишка, вдвоём мы затащили больного в какой-то офис и вызвали скорую.
А пивная банка была не его, просто рядом валялась.
Воду, где берёте? - спросил я, чтобы поддержать разговор.
- Да вот, прямо здесь, из озерца, - он указал пальцем, - к роднику далеко ходить, час в одну сторону. Надолго?
- На пару дней. А вы?
- Уже две недели здесь, завтра ухожу.
Пожелав мне хорошего отдыха парень растворился среди деревьев.

 

Глава девятая

За ночь я выспался и хорошо отдохнул. Наручные часы показывали без двух минут восемь. Я расстегнул молнию спальника, потянулся и не спеша выбрался из палатки. От окружающего пейзажа душа ликовала - какая красота! Сюда стоило приехать только ради такого чудесного утра. Я ещё и ещё раз осматривал окружающий меня пейзаж и не мог понять, чего же мне не хватает, вроде всё, как всегда.
И вдруг до меня дошло - тишина!
Стояла оглушающая тишина. Я не оговорился - именно оглушающая! Не было практически никаких звуков. Даже ветра не было.
За сутки, проведённые на горе, я не слышал никаких живых звуков, да и тех, кто эти звуки должен издавать, тоже не видел. Правда пару раз, у меня из-под ног вспорхнули какие-то птахи, причём беззвучно, если не считать звуком хлопанье крыльев. Да ещё повстречал двух гадюк, одна шустро юркнула в расщелину между камней, а другую, гревшуюся на солнышке, я предпочёл обойти.

Место для умывания пришлось искать. Озерцо в двух шагах, а подходов к воде нет, у моей стоянки берега заболочены, а остальная береговая линия - сплошь покрыта навалом из белых глыб и камней.
Я двинулся вдоль берега к тому месту, откуда со мной разговаривал парень в "горке", в надежде, что там можно спуститься к воде. 
Тропа вывела меня к шаманскому вигваму. Мне стало интересно и я решил рассмотреть его поближе. Коническое сооружение классической формы. Несколько длинных крепких жердей составленных под углом и обтянутых брезентовой тканью. На ткани были начертаны какие-то едва различимые непонятные знаки. Я заглянул внутрь - никого. По кругу вдоль стен лежал нехитрый скарб и немного дров, в центре круглый очаг из камней с давно остывшими углями. Над очагом, в верхней части строения, имелся дымоход почерневший от копоти. 
Вполне пригодное жилище для бродяги. Пять человек свободно могли бы в нём разместиться.
Гора интересное место и чего только здесь не увидишь.
В двадцати метрах от вигвама, между каменных навалов, обнаружился маленький выступ, с которого при определённой сноровке, можно умыться и набрать воды. 
Вода имела чайный цвет, но без обычной в заболоченных водоёмах взвеси, и болотом совсем не пахла. Я наполнил пластиковую бутылку, умылся и отправился готовить завтрак.

глава десятая

Наскоро позавтракав овсянкой с черникой, я стал готовиться к поиску новых артефактов. Самые ценные вещи и документы, уложил в подсумки РПС (на всякий случай), туда же засунул флягу с водой и пару арахисовых батончиков в шоколаде.

Солнце светило слева, я двигался в юго-западном направлении, к каменной стене, привлекшей моё внимание. Настроение было прекрасным, я чувствовал , что обязательно найду что-нибудь интересное.
Когда до стены оставалось метров пятьдесят, я уловил запах дыма и услышал голоса. Через пару минут, на площадке расположенной выше и правее стены, за редкими кустиками, я разглядел три палатки.
Вот и соседи появились. 
Их было четверо, двое мужчин и две женщины. Все в "горках" и камуфляже. Всё правильно - самая практичная одежда для "дикого" туризма, крепкая и надёжная. Три палатки. Скорее всего двое из них пара, остальные одиночки, иначе двух палаток - за глаза.
В центре площадки на костре, в двух армейских котелках, что-то весело булькало. Судя по времени готовили завтрак.
Стараясь громче ступать, чтобы заявить о своём присутствии, я вышел на стоянку, а когда меня заметили, поздоровался.
Мне ответили приветствием.
Все с интересом смотрели на меня. Мы проговорили обычные в таких случаях банальности и любезности, без знакомства и приглашения к столу(это лишнее). Пожелав хорошего отдыха, я уже собирался уходить, когда меня спросили, где я беру воду. 
Я объяснил и задал тот же вопрос.
Мне ответили, что ходили к роднику, но там наткнулись на медвежьи следы и решив не испытывать Судьбу, вернулись. 
Я понял, что байки о том, что "мишки" не заходят на гору, всего лишь байки и надо быть внимательнее и осторожнее. Хотя зверь не идиот и не пойдёт туда, где бродит самое опасное существо на земле - человек!
Но всем известно, что бывают исключения из правил.

глава одиннадцатая

"Север" начался около семнадцати часов. Так местные называют северный ветер. Студёный и сырой, он то стихал, то налетал с новой силой, кружил словно коршун над добычей, трепал палатку и пробирал до костей. Пришлось надеть тёплую флиску, а спустя полчаса и брезентовую "горку", чтобы хоть как-то защититься от холода. 
Поужинав, я отправился фотографировать " мраморное" озерцо (так я окрестил его для себя).
На первый взгляд - озерцо, как озерцо, таких в Карелии тысячи.
Но это только на первый взгляд. Надо отметить, что озерцо было круглым и напоминало воронку от мощного взрыва. Его берега состояли из белого, словно сахар, камня, похожего на мрамор, возможно это и есть мрамор. Меня очень заинтересовал этот факт. Вся гора сплошь серый гранит, а тут вдруг белый камень! Я обошёл озеро по кругу, насколько это было возможно, и везде обнаружил куски белого камня разного размера. Причём положение этих камней говорило о том, что здесь, вероятно произошёл мощный взрыв, разметавший каменную породу по округе, а воронка со временем заполнилась водой.
От озерца я направился к навалу из огромных блоков, правильной геометрической формы. Внимательно "изучив материал", пришёл к выводу - блоки изготовлены с помощью высоких технологий, нам не доступных. Идеальные грани, отшлифованные плоскости сторон, некоторые подогнаны так плотно, что швы едва различимы.
Я находил подобные артефакты в бухте Защитная в Выборге, в Парке Монрепо, на островах Выборгского залива, на озере Вуокса, вблизи озера Ястребиное. Но все мои предыдущие находки были лишь фрагментами чего-то большого, разрушенного и уничтоженного, кем-то могущественным и таинственным. Здесь же, на горе вырисовывается абсолютно другая картина. Я нашёл несколько интересных точек с более-менее сохранившимися участками блоков уложенных в стык. Я внимательно изучил их и меня осенило. Я понял, чем гора могла быть в прошлом, далёком прошлом! Тысячи, а может сотни тысяч лет назад. Если все блоки уложить в одну плоскость, то получится идеально ровная протяжённая площадка, подобная аэродрому, космодрому и т.д. А участки из белого камня на этой гигантской полосе, могли играть роль маяков, видимых с большой высоты. Возможно в далёком прошлом, кто-то могущественный и недружелюбный нанёс удары по этому объекту. Взрывы гигантской силы разметали блоки, вызвали землетрясения приведшие к деформации поверхности объекта и горы в целом. 
Сейды же, появились гораздо позже.
Кто и каким образом двигал эти гигантские камни и устанавливал их на более мелкие не понятно. Возможно саамские шаманы. Возможно они владели каким-то волшебством. Ведь что такое волшебство? Волшебство это Знания плюс Технологии!!!
Позже гора обросла слухами и легендами, мистикой и небылицами, чтобы особенно интересующиеся разного рода чертовщиной не видели того, что лежит у них под носом. Пусть смотрят в небо в ожидании НЛО или шаманят у сейдов, только бы не лезли туда, куда НЕЛЬЗЯ.
Кто-то очень старается, чтобы мы, люди живущие сегодня, ничего не узнали.
Поэтому появляются возле подобных объектов отдельные индивиды и организации, добиваюшие то, что осталось, дробят артефакты на щебень. Как говорится : Нету тела - нету дела!
Кто-нибудь скажет: - Ещё один специалист выискался!
Такому диванному эксПЕРДУ-АНАЛитику отвечу:
Для того, чтобы этим заниматься не нужно быть академиком. Достаточно быть просто наблюдательным, понимать, где камень цельный, а где прошедший технологическую обработку.
И самый главный аргумент!!!
Версия "ледника" не прокатывает!!!
Ледник не умеет строить!!!
Многие блоки уложены словно плитка на полу, в идеальную плоскость. Я видел фрагмент стены из таких же блоков в Парке Монрепо. Тамошние экскурсоводы вешают лапшу на уши туристам, рассказывая, что всё это ОН, ледник.
На мой взгляд, природа ледника вообще очень сомнительна и непонятна. Народу сказали, что всё ЭТО сделал ледник и народ поверил, а как не поверить? В книжке ведь об этом - чёрным по белому! Я не буду сейчас раскрывать свои мысли по этой теме, может в другой раз.

Далее, что касается названия горы.
Многие источники дают перевод Воттоваара, как Смерть-гора.
А теперь посмотрим, что нам говорит Википедия о топонимике названия: «Вотто» — транскрипция саамского слова вуэjjтэ (звучит «вуэйтэ») — победить, одолеть, одержать победу. В финском языке: voitto — победа, в карельском языке: voitto — победа, прибыль (звучит на обоих языках — «воитто»).«Ваара» переводится с саамского как «гора». Существуют ещё два слова, похожих по звучанию: ва̄рр (вар) — путь, дорога, ва̄ррь (варь) — лес (звук «а» долгий). Но в топонимах саамского происхождения «ваара» всегда применяется к географическому объекту «гора». В карельском языке: vuaru — гора, в финском языке: vaara — гора, сопка.
Итак, Воттоваара - Гора Победы.

Далее, Смерть-гора, или Сопка смерти находится в пяти километрах на юго-восток от Воттоваары и её высота 264,9 метров. Она получила свое название из-за событий, происходивших на ней летом 1942 года, когда здесь практически полностью погибла 1-я партизанская бригада во главе с командиром И.А.Григорьевым. Местные называют это высоту Миномётная.
Теперь, думаю всё встало на свои места. Гора Воттоваара и Смерть-Гора разные природные объекты.

глава двенадцатая

К ночи похолодало ещё сильнее. Я сидел возле сейда при свете фонаря и прислушивался к завываниям ветра. В какой-то момент раздался громкий всплеск воды в озерце и странный звук, заставивший меня насторожиться. Вдруг новый всплеск и ещё один, за всплесками следовали странные звуки и эти звуки, скорее всего, издавало живое существо. Мне стало интересно, что или кто является объектом шума, может, какое-то животное вроде выдры или ондатры. Я направил луч фонаря в сторону озерца, но ничего не увидел.
И звуки прекратились, словно кто-то затаился. Я продолжал шарить лучом фонаря по водной глади, как вдруг услышал характерный звук крыльев рассекающих воздух и утиное кряканье.
Я направил фонарь на звук и луч света выхватил из тьмы трёх уток уносящихся прочь.
- Так селезень утицу подзывает, - вспомнил я реплику из фильма "А зори здесь тихие..."
Я снова уселся на камень. Я ждал полночь, я ждал свой пятидесятый День Рождения здесь, на горе, в уединении, у сейда...

 

глава тринадцатая

Утро десятого августа выдалось пасмурным, хмурым. Всё ещё свирепствовал "север", по небу пробегали серые тучки, из-за которых изредка выглядывало солнце, словно для того, чтобы убедиться : всё ли у меня в порядке? 
Я улыбнулся Солнцу и прокричал Здравицу РОДным Богам и предкам.
У меня, всё не просто в порядке, а в полном порядке! Исполнилась моя мечта, которую я вынашивал и лелеял три долгих года - сходить на Воттоваара, а буквально полгода назад, к первой мечте я добавил вторую - встретить свой пятидесятый День Рождения на горе!
Это был лучший День Рождения в моей взрослой жизни, ощущение праздника и вселенской радости переполняли меня, как в далёком детстве, когда мама была молодой и красивой. Когда мама была...
Я счастлив.

Я сбегал за огромный камень по "утренним делам", умылся в озерце и принялся готовить завтрак, мурлыча себе под нос : Любо братцы, любо-а-а-а, любо братцы ж-и-и-ить!
После завтрака стал укладывать снаряжение. Времени до выхода к точке встречи у подножия, было предостаточно и я решил напоследок ещё раз пройти по горе.
Воттоваара потрясающее место!
Никакие рассказы, фото и видео не передают энергетики горы.
Гора - живая!
Гора меня приняла!
Я чувствую это.
Мне хорошо.
Мне спокойно.
Местные уверяют, что однажды придя на гору и почувствовав её энергетику, больше не сможешь без неё жить.
Гора притягивает.
Гора манит.
Гора зовёт.
Я обязательно вернусь.

А сейчас вернёмся к горе.

глава тринадцатая

Утро десятого августа выдалось пасмурным, хмурым. Всё ещё свирепствовал "север", по небу пробегали серые тучки, из-за которых изредка выглядывало солнце, словно для того, чтобы убедиться : всё ли у меня в порядке? 
Я улыбнулся Солнцу и прокричал Здравицу РОДным Богам и предкам.
У меня, всё не просто в порядке, а в полном порядке! Исполнилась моя мечта, которую я вынашивал и лелеял три долгих года - сходить на Воттоваара, а буквально полгода назад, к первой мечте я добавил вторую - встретить свой пятидесятый День Рождения на горе!
Это был лучший День Рождения в моей взрослой жизни, ощущение праздника и вселенской радости переполняли меня, как в далёком детстве, когда мама была молодой и красивой. Когда мама была...
Я счастлив.

Я сбегал за огромный камень по "утренним делам", умылся в озерце и принялся готовить завтрак, мурлыча себе под нос : Любо братцы, любо-а-а-а, любо братцы ж-и-и-ить!
После завтрака стал укладывать снаряжение. Времени до выхода к точке встречи у подножия, было предостаточно и я решил напоследок ещё раз пройти по горе.
Воттоваара потрясающее место!
Никакие рассказы, фото и видео не передают энергетики горы.
Гора - живая!
Гора меня приняла!
Я чувствую это.
Мне хорошо.
Мне спокойно.
Местные уверяют, что однажды придя на гору и почувствовав её энергетику, больше не сможешь без неё жить.
Гора притягивает.
Гора манит.
Гора зовёт.
Я обязательно вернусь.

Эпилог

В вагоне царила суета, обычное дело перед прибытием на конечную станцию. Проводник метался между купе, то собирая постельное бельё и стаканы, то возвращая билеты. 
Самые нетерпеливые пассажиры выставили в проходе свои вещи, загородив и без того узкий коридор.
Дети капризничали, мамаши их успокаивали, шум и гам.
Я сидел среди этой суеты и взирал на всех этих людей словно из другого мира, из другой реальности.
Чувство покоя и умиротворения наполняли всё моё существо.
Только когда поезд остановился в Девяткино и за стеклом купе я увидел ульи-многоэтажки, меня словно окатило ледяной водой - я в городе...ощущение нереальности происходящего овладело мной.
Моё "Я" всё ещё было на горе.

ГОРА ПРИТЯГИВАЕТ.
ГОРА МАНИТ.
ГОРА ЗОВЁТ.

КОНЕЦ

С.А.Фомин /6 - 12.08.2019/

Категория: Путешествия
Просмотров: 776