Монастырь Шаолинь (少林寺 – монастырь Молодого Леса), всемирно известная родина боевых искусств, колыбель чань (дзен) буддизма, тихая буддистская обитель… Или музей, знаменитый бренд, пластмассовая витрина, средство заработка денег на туристах?

Горы Суншань (провинция Хэнань, около городка Дэнфэн) в мистической географии Китая считаются центральными из пяти священных пиков. Обладая таким положением, они сосредотачивают в себе очень мощную энергию. Здесь издревле селились отшельники, мистики, монахи и прочие, ищущие истины в себе или во Вселенной. У подножия центрального пика расположен один из древнейших даосских монастырей «Чжун Юе Мяо» (中岳庙 – монастырь Срединного Пика), которому около 2700 лет, и действует он и по настоящий день. Неподалеку в академии Сун Ян (嵩阳书院 – Сунъянская академия) растет дерево (кипарис), которому 4500 лет. Его в возрасте примерно 2000 лет один из императоров назвал деревом-генералом. В этих горах и расположился среди множества других монастырей, обителей и храмов знаменитый Шаолинь.

В одной из Суншанских гор располагается пещера, в которой по легенде индийский монах Бодхидхарма (кит. Пути Дамо), придя с запада, просидел лицом к стене в длительной медитации 9 лет. На одном из камней даже отпечатался его лик, и камень этот и ныне демонстрируют туристам в Шаолине за пыльным стеклом. Не будем вдаваться в глубь веков и разбирать подробно древнюю историю Шаолиня, Бодхидхармы, боевых искусств, заметим лишь, что записи о создании Бодхидхармой боевых искусств появились лишь примерно лет через 500 (полтыщи!) после времени его пребывания в этих местах (приблизительно 5 век нашей эры). Такая же неясность в историческом плане окутывает отношения Бодхидхармы и Шаолиня: есть сведения о том, что после девятилетней медитации он остановился не в самом Шаолине, а в другом монастыре, который гораздо меньше и ближе расположен к его пещере. Ныне это женский монастырь.

Пропуская в этом описании века и эпохи, перескочим (перепрыгнем) сразу в обозримое историческое пространство. 1928 год, в Китае гражданская война. Одна из армий отступает и прячется в первых попавшихся укреплениях. Это оказывается обнесенный стенами Шаолинь. Другая (согласен) армия благополучно его разрушает и сжигает. Так он и стоит разрушенный до 1984 года. Монахи рассеиваются. Осталось только несколько деревьев (одному из них, гинко билоба, нынче 1500 лет, столько же сколько и Шаолиню), да каменные полы, на которых есть вмятины от длительных упражнений монахов в боевых искусствах. Возможно не будь он разрушен тогда, его все равно сломали бы в культурную революцию 60-х годов, когда уничтожению подвергались все подвернувшиеся под горячую руку памятники истории, культуры и религии.

В начале 80-х принимается решение быстро отстроить его заново, причем не только в материальном смысле, но и в информационном. В 1986 году начинают сниматься фильмы о боевых искусствах Шаолиня и волшебных монахах, которые голыми (а иногда и вооруженными) руками выкашивают толпы солдат, разбойников и прочих нарушителей спокойствия, при этом совершенно забывая о своем буддистском призвании и миролюбии. С этих фильмов начинается карьера Джета Ли, ныне мировой кинозвезды Голливуда, когда-то чемпиона Китая по ушу. А Шаолинь оказывается тесно связанным с коммерцией, рекламой и современным мифом. Вокруг него разрастаются школы боевых искусств, где инструкторы разного уровня преподают боевые искусства всем желающим, начиная от тысяч детей в специальных школах-интернатах, и заканчивая иностранцами, приехавшими на неделю-другую припасть к первоисточнику поднебесной мудрости (конечно же, за соответствующую плату). Естественно, к буддизму это уже не имеет никакого отношения, разве только бритые головы некоторых инструкторов, да одежды, которые можно купить тут же в многочисленных ларьках, вместе с любым оружием и четками, с бусинами иногда размером с кулак.

В Шаолинь стекаются толпы туристов, причем в выходные иногда в самом монастыре такая давка, как в метро в час пик. Он включается как знаменитая достопримечательность Поднебесной во все проспекты и туры, наравне, скажем, с древней могилой Цинь Ши Хун Ди и шеститысячным терракотовым войском в Сиане, Великой китайской стеной и Запретным городом в Пекине. Обычный метод приобщения среднестатистического туриста (как китайца, так и иностранца) к Шаолиню такой: обойти в этом месте несколько достопримечательностей (к пещере Бодхидхармы можно и не подниматься – туда пока еще не проложили фуникулер, как в другие места, а идти минут 30 в гору), купить гигантские четки, больше похожие на вериги, приобрести меч (коих масса предлагается за умеренные цены, от 5 долларов до 50), сфотографироваться в устрашающей позе на ступенях монастыря, и удалиться, поставив в своем внутреннем списке напротив места «Шаолинь» галочку. А если поучить хоть немного боевые искусства – то две галочки.

Создается современный миф, происходит подмена истории прямо на глазах. Однако надо заметить, что это не по злому умыслу. Традиционно в Китае часто мифическая реальность играла более значимую роль в описании мира, чем историческая. Часто именно миф служил подтверждением историчности, доказательством истинности, а не наоборот.

Шаолинь – прекрасный пример этих механизмов, который можно наблюдать и сейчас, он отражает дух всего Китая и поныне, именно так его и надо воспринимать.

Сегодня Китай претерпевает сильнейший экономический подъем. Всюду – ремонт и озеленение. Идет очень мощная подготовка к Олимпийским играм 2008 года в Пекине. Сама столица Поднебесной превращается на глазах в суперсовременный город, застроенный небоскребами. Где еще год назад были старые кривые переулки-хутуны, сегодня или идет стройка, или уже стоят башни из стекла и бетона.

Те же тенденции отражаются и на Шаолине. Бывая в его окрестностях достаточно регулярно с 2001 года, можно наблюдать перемены этих мест. За последнии два-три года были снесены практически все лавки, торгующие атрибутикой ушу, все ресторанчики и спортивные школы (они перенесены в другие места). В окрестностях за последние два года посажен огромный парк из бамбука, гинко и прочих деревьев. Причем, что поразительно, деревья посажены сразу вековые! Полагаю, вскорости будет создана легенда, что их сажали знаменитые мастера прошлого…

Shaolin (photo 1)

Мало того, сам Шаолинь опять сломан. Внутри монастыря разрушены практически все постройки, созданные в 80-х годах на скорую руку, и они отстраиваются заново. Горькое разочарование ждало туристов, приехавших летом 2004 года полюбоваться знаменитым местом – лишь стук и грохот строительных молотков усладит их уши, а вместо дыма от курительных палочек, что должен осуществлять связь с духами, в небо возносится строительная пыль. Около монастыря продается мазь «Шаолинь», печенье «Шаолинь» (довольно вкусное, один вид с арахисом, а другой с лесными орехами), есть чай «Шаолинь», не имеющие к монастырю никакого отношения, кроме территориального.

Shaolin (photo 2)

Создают святыню-реликвию...

Уже создан миф не только Китая, но и всего мира о Шаолине. Люди в Москве, увидев тибетского монаха-ламу, кричат в след: «Шаолинь кунфу!». Произошла подмена в массовом сознании, что буддистский монах – это не тот, кто ищет спасения себе и другим из океана страдания, это не тот, кто должен с миролюбием и состраданием относиться ко всем живым существам, а некий супергерой, летающий по воздуху и кулаком пробивающий себе дорогу в Нирвану. Буддистские монастыри, особенно китайские, видятся не местом очищения сознания и прозрения своей подлинной природы, а спортивными залами. Боевые искусства стали уже не лишь одним из редких средств очищения сознания, а самоцелью. Все реже вспоминают о том, что изучение буддистскими монахами Китая боевых искусств было исключением, а не правилом. Спрос рождает предложение – в насквозь коммерцинализированном современном Китае это происходит особенно быстро – и если вы хотите изучить самые истинные боевые искусства, познать самые потаенные истины – нет проблем, касса стоит рядом.

Не все так печально, есть в Китае настоящие мастера боевых искусств, но нужно всегда помнить, что, прежде всего, они мастера жизни, а настоящий мастер об этом никогда не кричит, не регистрирует свой бренд, он просто живет. Присоединиться к нему скромно или изучать "самое известное" ("самое эксклюзивное", или "самое эзотерическое", или "самое закрытое") учение – дело сугубо индивидуальное.

А Шаолинь – навеки!

Shaolin (photo 3)

 
Автор – ведущий профессионального форума по китайской медицине "ЧЖУН И" http://www.moonreflection.ru/forum3, аспирант Нанкинского университета традиционной китайской медицины.

Все фото – автора.

You have no rights to post comments