Костю Недорубова призвали в 15-й Донской казачий полк 1-й Донской казачьей дивизии в 1911 году, так что к началу Первой мировой он был уже опытным воином. 

Дивизия воевала на Юго-Западном фронте. Подхорунжий Недорубов сражался за веру, царя и Отечество весьма яростно. Уже в декабре 1914 года, взяв с командой в плен полсотни австрийцев, он получил первый Георгиевский крест. В апреле 1915 года со своими казаками он отбил атаку роты австрийцев, затем контратаковал и рассеял её, захватив исправный пулемёт, за что был награждён вторым крестом. Ко времени революционных преобразований устройства России он набил германцев на полный бант.

В годы Гражданской войны воевал и за белогвардейцев, и за большевиков. Попал в плен к частям РККА. С 1918 года в Красной армии. Участвовал в обороне Царицына. После окончания Гражданской войны сохранил свои боевые награды.

7 июля 1933 года осуждён по статье 109 УК «за потерю зерна на поле», 10 лет ИТЛ. Три года работал в Волголаге на строительстве канала Москва-Волга, за ударную работу был досрочно освобождён.

21 мая 1941 года казак Недорубов справил 52-й день рождения. А через месяц началась война. 

Ясное дело, ни в один из призывных возрастов он уже не попадал, но… В октябре 1941 он записался добровольцем в формировавшуюся в Урюпинске добровольческую казацкую кавдивизию. Казаки выбрали его командиром эскадрона. Через месяц он с эскадроном влился в Михайловский сводный полк (затем — 42-й кавполк) 15-й Донской казачьей дивизии. Весной 1942 года дивизия вошла в состав Северо-Кавказского фронта. С июля — вступила в бои, и уже в августе стала 11-й гвардейской кавдивизией. 

Командир эскадрона лейтенант Константин Недорубов совершил целый ряд удачных налётов на противника — 28 и 29 июля 1942 года в районе хуторов Победа и Бирючий Азовского района Ростовской области, 2 августа 1942 года под станицей Кущёвская Кущёвского района Краснодарского края, 5 сентября 1942 года в районе станицы Куринская Апшеронского района Краснодарского края (в этом бою пропал без вести его сын Николай; потом оказалось, что его раненного подобрали дальние родственники, и после освобождения этой местности он вернулся в строй). 16 октября 1942 года у села Маратуки в тяжёлом бою Недорубов лично положил из пулемёта около 70 немцев.

Из записок военного корреспондента:

Под Кущёвкой кубанцы, захлестнутые окружением, ринулись в прорыв — на германские танки генерала Клейста. С яростью «обречённых», как писал о них союзный обозреватель Гольд в первой своей сенсации, казаки, изогнувшись в сёдлах, громили танки гранатами, жгли их бутылками с огненной смесью и сами, сражённые, на скаку, падали то под гусеницы, то под копыта ржавших от боли и ужаса коней... В том бою земляк Дудака — георгивский кавалер всех четырёх степеней Константин Иосифович Недорубов с сыном Николаем срезал с пулемётной тачанки «максимом» семьдесят ненавистных ему германцев.

Земляки повстречались на слёте ветеранов корпуса, куда прибыли с сыновьями. «Встретились не «обречённые», а победители, хотя до окончательной победы ещё далеко»,— писал о них Дорогов. Недорубов и Дудак, оба высокие и ещё крепкие, как полувековые дубки, обнялись и, сплетая раздвоенную бороду с вислыми усами, троекратно расцеловались. И пока их сыновья, Ромка и Николай, по традиции, как и положено хлопцам, мерялись силами, отцы, оглядывая друг друга, толковали о войне.

- Никак, Осипыч, породнил своих Георгиев со Звездой?! – почтительно и удивлённо тыча пальцем под раздвоенную бороду земляка, в его крутую грудь с золотыми и серебряными крестами, поблескивающими под Золотой Звездой Героя, спросил Остап Иванович с невольной завистью.

- Породнил, Остап! Как же... Хоть Расея наша теперь под Звездой, а про Георгия Победоносца тоже не след забывать, пока тот же вражина топчет её, матушку, - пробасил Недорубов и, щуря выпуклое око на чабанскую грудь Дудака, спросил в свою очередь: - А где же твои Георгии?.. 

Крякнул Остап Иванович, озирнулся на своего Ромку:

- От, бисов сын, шо натворыл! «Поснимай, говорит, батя, свои староприжымные кресты, пока мы, комсомольцы, не осудили тебя!» От я и послухался, бисовых сынов... - огорченно пояснил он.

С тех пор копытинцы не раз переходили из одного казачьего корпуса в другой, и, где бы ни погромыхивали Дудаки своей пулемётной тачанкой, Остап Иванович вспоминал Недорубова…


Токарев К.А. «Буда жаждет». Записки военного корреспондента. - М.: «Московский рабочий», 1971, с. 36-37

Из воспоминаний ветерана

«Первым в район боевых действий вышел наш 42-й кавалерийский полк, - писал в своей автобиографии К. И. Недорубов. - 29 июля, на рассвете, мы оказались в районе хутора Самарского,но упредить противника не смогли. Тем временем враг, сбив боевое охранение 30-й стрелковой дивизии, форсировал реку Кагальник и занял на его берегу три крупных населенных пункта. Оценив сложившуюся ситуацию, комдив С.И. Горшков решил восстановить утраченные позиции. Выполнение этой нелегкой задачи было возложено на 42-й кавалерийский полк, против которого действовало около 2 пехотных полков…»

Действуя в пешем строю, кавалеристы 42-го полка и эскадрона Недорубова потеснили гитлеровцев к реке Кагальник. Бойцы 1-го эскадрона ворвались в хутор Задонский, 2-го - в Александровку, 3-го . в поселок Победа. Завязались ожесточенные уличные бои. 

Схватки с врагом продолжались целый день. И хотя 42-му полку не удалось отбросить врага на другой берег реки, его эскадроны добились значительных успехов. К вечеру гитлеровцы ввели в бой свежие силы и снова оттеснили части полка к южным окраинам захваченных казаками населенных пунктов. 

После серии мощных атак противника Донская казачья дивизия была выведена на переформирование. К исходу 31 июля части ее получили приказ выйти в район станицы Кущевской. Комдив С.И. Горшков решил выбить противника ночным налетом. 

«Бои за Кущевскую были настолько ожесточенными, что атаки нередко заканчивались рукопашными схватками, - писал в своей автобиографии Константин Иосифович.- К исходу 1 августа наш 42-й кавалерийский полк овладел юго-восточной окраиной станицы, а два других полка - южной и западной окраинами и вокзалом, но полностью взять станицу не смогли…»

Совместно с частями 12-й кавдивизии конники полковника Горшкова заняли станицу Кущевскую. Бой за станицу длился весь день. 42-я горная пехотная дивизия врага потеряла 500 солдат и офицеров. Однако уступая врагу в живой силе и технике, 15-я кавдивизия вынуждена была перейти к обороне. Критическое положение сложилось и на участке 42-го кавполка, в котором воевал с эскадроном К. И. Недорубов. 

Воины полка стойко отражали непрерывные атаки противника, пока неприятелю не удалось выйти на левый фланг. Создалась угроза окружения. 

Заметив это, к участку прорыва прибыли лейтенант Недорубов вместе со своим сыном. Вооруженные автоматами, с большим запасом гранат, они почти в упор расстреливали гитлеровцев, забрасывая их гранатами. Враг залег. И тут над полем боя раздалась команда К.И. Недорубова: «Казаки, вперёд за Родину, за Сталина, за вольный Дон». Возглавив эскадрон, К. И. Недорубов повёл его в контратаку.

Завязалась ожесточенная рукопашная схватка. Казаки-ополченцы уничтожили 200 немецких солдат и офицеров. Вражеская атака была сорвана. Рискуя жизнью, Константин Иосифович с сыном Николаем спасли положение.

По книге Сталинградцы в бою и труде: Документы. Очерки. 
Воспоминания. Фотографии. Волгоград: Издатель, 2005, с. 440-444.

pobeda.oper.ru

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить