sp011

Основными боевыми задачами, которые тогда решали РО флотов СССР в ходе II–й Мировой Войны в период 1941-45 г., были:

— разведка боевых кораблей и транспортов противника в базах, пунктах базирования противника, в прибрежных зонах и наведение на них ударных сил флота (подводные лодки, авиация флота и надводные корабли) с использованием для этого радиосетей разведки и радиосвязи непосредственно ударных сил;

— разведка и уничтожение своими силами самолетов на вражеских аэродромах, катеров и артиллерийских батарей, живой силы противника в прибрежной зоне;
— разведка и подготовка районов предстоящей высадки десантов, а так же непосредственное участие в первых бросках морского десанта;
— тесное взаимодействие с партизанскими отрядами и силами сопротивления, их снабжение и руководство ими;
— обеспечение высадки и ведение разведки подразделениями агентурной разведки;
— захват и доставка на свои позиции пленных, документов и оружия противника;
— уничтожение штабных подразделений и лидеров командования.

Комплектовались разведотряды преимущественно из личного состава флота с кораблей, морской пехоты и морской авиации, поскольку флотская разведка предъявляла много специфичных требований к разведчикам:

— умение высадиться на побережье противника с любого надводного корабля, из подводной лодки в легководолазном снаряжении, из самолетов на парашютах;
— знание и умение классифицировать все типы боевых кораблей и транспортов противника, их оружия, боевых порядков и способов деятельности;
— знание и умение работать с навигационными (морскими) картами и навигационным оборудованием портов;
— умение поддерживать надежную и устойчивую радиосвязь с кораблями и морской авиацией;
— умение пользоваться морскими видами оружия и техники, водить различные маломерные плавсредства (катера, шлюпки, ялы).

Отметим, что перечисленные боевые задачи флотских разведчиков времен ВОВ, а также требования к их флотской специфике подготовки и комплектованию, не устарели даже сейчас и обязательно учитываются в боевой деятельности и подготовке современных водолазов-разведчиков Спецназ ВМФ России.

Особо следует остановиться на боевой деятельности разведчиков РОН Балтийского Флота, которые провели за время ВОВ около 200 операций с использованием водолазного снаряжения и являлись лидерами в этом направлении. Рота особого назначения БФ была сформирована 11 августа 1941 г. и укомплектована водолазами Выборгской школы водолазов и моряками 1-й Особой бригады морской пехоты. Уже с осени 1941 г. водолазы роты особого назначения высаживались на занятые финнами острова в районе Выборга и Финского залива, откуда докладывали о передвижении кораблей и сил противника по радиосвязи.

sp009

РОН КБФ

В течение ВОВ РОНовцы обеспечивали высадку наших десантов, сами принимали активное участие в Шлиссельбургском десанте, разведке и форсировании реки Невы в районе Невской Дубровки, вели доразведку «Дороги Жизни» на Ладожском озере, поднимали затонувшие грузы, провели успешный рейд в г. Стрельна и многое другое. С лета 1942 г. кроме разведывательно-диверсионных задач разведчики РОН использовались для поиска и разоружения донных мин фашистов на наших фарватерах. В зимнее время водолазное снаряжение тогда практически использовалось мало, а проводилась разведка на лыжах и рейды в тыл противника в интересах флота.

Так, например, в ходе одного из разведывательных рейдов, водолаз-разведчик РОН В. Борисов в водолазном снаряжении с Финского залива дерзко проник в тыл противника, в районе Стрельни, где после переодевания в фашистскую форму проник на территорию бывшего завода «Пишмаш». По его ценной информации были получены подтверждения и точные привязки целей: позиций «ФАУ-2» (под Лугой) и самой радиолокационной станции, которую разворачивали под Стрельной для корректировки будущего ракетного обстрела Ленинграда. По полученной от ВР важной информации Ленинград избежал ударов подобным в Лондоне, а объекты были уничтожены огнем тяжелой корабельной артиллерией Балтийского флота.

Большую часть снаряжения РОНовцы изготавливали сами в своих мастерских: шили гидрокомбинезоны и надувные лодки, совершенствовали и переделывали дыхательные аппараты, изобрели и изготовили герметичные контейнеры для оружия и вооружения, а также мешок-устройство для длительного и скрытного наблюдения (длительного нахождения в одном месте) в разведке и многое другое.

В то время РОН не имела и специальных мин, поэтому для подрыва объектов использовались даже переоборудованные якорные морские (гальвано-ударные) мины образца 1908 г. с массой ВВ типа «Морской Смеси» в 300 кг. Такой операцией с подводным минированием под кодовым названием «Бурлаки» в ноябре 1942 г. стало уничтожение военной техники, батареи и работающих саперов противника на пирсе г. Петергофа. Скопление техники и работы были обнаружены нашей морской и воздушной разведкой, после чего была спланирована операция.

К месту операции на дистанцию 2 км до объекта минирования противника разведгруппу доставил катер-буксир (шлюпку и мины). Далее, переход на шлюпке на дистанцию 300 м до пирса противника, где осуществлен спуск трех легководолазов, подход и само минирование (работа шла на глубинах до 8 м). Водолазы доставили 2 мины «пешком» в подводном положении к пирсу. Командир группы ВР А. Корольков прокладывал путеводную нить и позже проверил мины и перевел в боевое положение (часовые взрыватели), а ВР А. Спиридонов и М. Звенцов доставляли (толкали) мины.

После возвращения к шлюпке, отход группы ВР и их обеспечивающих был осуществлен за 2 часа под самодельным парусом на другую сторону Финского залива в район поселка Ольгино. Подрыв всех 2-х мин был успешным и абсолютно неожиданным для противника. Немецкое командование долго вообще не могло квалифицировать способ нанесенного удара. Операция и отход разведчиков прошли без потерь среди личного состава РОН и вошли в историю.

Сложной операцией, заслуживающей внимания был и рейд в г. Стрельну. После предварительной доразведки, в ночь с 4 на 5 октября 1943 г. ВР РОН И. Прохватилова проникли на катерах-шлюпках с залива на побережье Стрельнинской дамбы и взорвали там скрытно размещенные перед применением быстроходные радиоуправляемые (взрывающиеся) катера итальянских морских диверсантов, а также здание поста связи и наблюдения. Это событие можно считать первым боевым столкновением морских спецназовцев нашего ВМФ и противника, но сами разведчики узнали об этом историческом факте только в конце 1970-х годов после войны.

sp010

Командир РОН КБФ капитан 3-го ранга И.В. Прохватилов

К сожалению, во время этой операции погибла одна из подгрупп, возглавляемая ст. л-м Пермитиным. Сейчас в этом месте боя под Санкт-Петербургом установлен памятный знак в память о флотских разведчиках. Там же недалеко в Стрельне находится музей «Морская Стрельна» с разделом экспозиции, посвященной памяти и подвигам РОН

30 июля 1944 г. в Выборгском заливе наш катер МО-103 потопил глубинными бомбами немецкую ПЛ. Это стало началом еще одной специальной операции РОН БФ, которая также вошла в историю военно-морского искусства.

Уже в августе 1944 г. ВР РОН был осуществлен поиск, обследование и обеспечение подъема этой потопленной фашистской подводной лодки «U-250» с глубины около 30 м. Водолазные работы были сложными, а несколько ВР даже получили кислородные отравления, так как это снаряжение было задействовано на предельной для него глубине. Операция была изначально рискованной, так как немцами конструктивно был предусмотрен подрыв своей лодки при попытке ее судоподъема противником.

Разведку флота сразу заинтересовал тот факт, что немцы несколько раз безуспешно пытались разбомбить место гибели подлодки авиацией и с катеров, вели наблюдение и обстреливали артиллерией этот район. Тогда чудом спаслись 6 фашистских подводников, а взятый в плен командир фашистской ПЛ корветен-капитан В. Шмидт давал весьма противоречивые показания (командир РОН И. Прохватилов лично участвовал в его допросах, в ходе которых даже сумел в оперативной игре выяснить точное место затопления ПЛ). Сначала на месте потопления внутри лодки водолазы РОН нашли шифромашинку, карты с местами минирования секретного фарватера от Свинемюнде до г. Ленинграда и даже кортик командира подлодки, который подарили командиру РОН.

По полученной информации сразу через несколько дней проходы были заминированы силами нашего флота и на минах 17 августа 1944 г. подряд подорвались несколько немецких эсминцев (Т-22, Т-30 и Т-32). Затем после подъема лодки силами АСС БФ и помещения ее в сухой док г. Кронштадта, в ее торпедных аппаратах были обнаружены новейшие акустические (самонаводящиеся) торпеды «Т-5», ранее неизвестные нашим и союзным военным специалистам. Данные электрические торпеды могли наводиться на атакуемый корабль даже при выключенном гребном винте цели на шум ее вспомогательного оборудования.

sp011

«U-250» в доке. Кронштадт

Такие последние модели торпед могли даже совершать поисковые (зигзагообразные маневры) при выходе на цель и представляли грозное новейшее оружие. Данные модели торпед получили прозвище от самих немецких подводников «крапивник» и «королевский забор» (за реальную угрозу полной морской блокады Англии).

В связи с большими потерями Британского военно-морского флота, от действий фашистских ПЛ из «Волчьих стай», Премьер-министр Англии Уинстон Черчилль был вынужден лично обратиться с письмом к Иосифу Сталину с просьбой дать возможность осмотреть лодку и передать одну из обнаруженных торпед на «U-250» для изучения и разработки способов противодействия.

На тот момент за короткий промежуток времени этими торпедами было уничтожено 24 английских корабля и несколько наших морских охотников (тогда еще при непонятных обстоятельствах). К слову сказать, выполняя свои союзнические обязанности, эта просьба нашим командованием была удовлетворена, и англичане были допущены к изучению торпед на нашей территории.

В течение ВОВ рота особого назначения (РОН) являлась структурным подразделением разведывательного отдела штаба Балтийского флота и так же, как все разведотряды флотов, подчинялась разведке флота. Великая Отечественная Война показала, что разведка, проводимая, как их сейчас называют, водолазами-разведчиками, имела весьма важное значение для обеспечения боевой деятельности флота и армии. А способность ВР решать большое количество самых различных разведывательных и диверсионных задач выдвинула их в ряд наиболее активных разведывательных сил флотов. Несмотря на накопленный бесценный боевой опыт, после окончаний боевых действий в Европе и на Дальнем Востоке, части Спецназ ВМФ СССР (Отряды РОН на Флотах) в конце 1945 г. попали под необдуманное сокращение и данные структурные подразделения водолазов-разведчиков отсутствовали в ВМФ СССР еще почти 7 долгих лет.

 


ОСЕНЬЮ 1945 года в ходе инспектирования Краснознаменного Балтийского флота ГМШ ВМФ судьба морского спецназа была решена. "Разведывательные отряды при РО БФ в мирное время иметь нецелесообразно", — решила инспекционная комиссия. Это заключение комиссии было внесено в акт инспекции, который 10 октября подписал начальник ГМШ адмирал И.С.Исаков.

sp012

Нарком ВМФ СССР Н.Г.Кузнецов и его заместитель И.С.Исаков.

Ирония судьбы: адмирал И.С. Исаков своим приказом в 1941 году создал РОН, он же в 1945 году утвердил заключение о бесполезности этого подразделения специальной разведки в мирное время.


Подробнее: Юрий КОЛЕСНИКОВ. История Роты особого назначения Краснознаменного Балтийского Флота

ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД СТАНОВЛЕНИЯ

Только в 1952 г. начался новый этап истории и восстановления морского спецназа нашей страны. Во всем мире вновь создавались, и давно успешно использовались подобные подразделения, и оставаться в стороне от этих событий нашему командованию было уже невозможно. В начале 1952 г. Начальник Разведки Флота и бывший офицер разведки БФ (куратор РОН в ходе ВОВ) контр-адмирал Бекренев Л. К. обратился к Военно-Морскому Министру СССР Адмиралу Кузнецову Н.Г. с докладной запиской — обоснованием такой необходимости и обзором разведывательных данных по развитию и применению таких подразделений в иностранных флотах противника. По итоговым решениям уже 24.01.1953 г. был принят «План мероприятий по организации разведки ВМФ».

Продолжение следует.

с сайта: nnm.ru

You have no rights to post comments